Разное

larrow.gif (397 bytes)

rarrow.gif (398 bytes)

Главная страница сайта


Москва

МАТЕРИАЛЫ
IV СЪЕЗДА АКУШЕРОВ-ГИНЕКОЛОГОВ РОССИИ

30 сентября - 2 октября 2008 г.

Часть 4



ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПЕРИНАТАЛЬНЫХ ИСХОДОВ
ПРИ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДАХ

Бапаева Г.Б.
Казахстан, г. Астана,
АО Национальный научный Центр материнства и детства


Актуальность проблемы преждевременных родов обусловлена высокими показателями перинатальной смертности и заболеваемости при данной патологии.

Нами были изучены перинатальные исходы при преждевременных родах, их зависимость от параметров фетоплацентарного комплекса.

Под наблюдением находились 132 беременные группы риска по преждевременным родам. Из них у 92 наступили преждевременные роды (основная группа), у 40 – срочные роды (сравнительная группа). Помимо общепринятого клинического исследования проводилось определение эстриола, кортизола, ДЭАС, миоглобина, плацентарного, инсулиноподобного факторов роста, интерлейкина-3, гранулоцитарно – макрофагального колониестимулирующего фактора в околоплодных водах и периферической крови.

При анализе перинатальных исходов установлена их зависимость от параметров фетоплацентарного комплекса. Так, при анализе белокобразующей функции плаценты установлено: более тяжелые степени асфиксии у новорожденного сопровождаются относительным повышением ТБГ в крови матери, что свидетельствовало в пользу гиперфункции плодовой составляющей маточно-плацентарного комплекса, и явилось компенсаторной реакцией в условиях внутриутробной гипоксии плода.

При сравнении показателей миоглобина в периферической крови беременных женщин и состоянием плода при рождении установлена прямая зависимость: при тяжелой степени асфиксии отмечено повышение уровня миоглобина в периферической крови матери в 1,3 раза по сравнению с аналогичными параметрами при легкой степени асфиксии и 1,9 раза выше по сравнению с показателями, когда новорожденные родились с оценкой по шкале Апгар 8-10 баллов. Аналогичная закономерность прослеживалась при анализе показателей кортизола, ДГЭАС со степенью асфиксии плода при рождении.

По остальным лабораторным параметрам определенной зависимости между ними и степенью асфиксии установлено не было.

Нами был проведен анализ между параметрами фетоплацентарного комплекса и массой плода при рождении. Выявлена корреляционная зависимость между содержанием белков «зоны беременности» в периферической крови матери и массой плода при рождении. Так, установлена положительная корреляционная связь между сывороточным уровнем ТБГ и массой новорожденного (r=0,698) и отрицательная связь между содержанием ПАМГ в крови беременных женщин и массой новорожденных (r= -0,542).

Сопоставление иммунологических параметров с перинатальными исходами выявило зависимость между ними. Так, установлена прямая корреляционная зависимость между массой плода при рождении и плацентарным фактором роста (r=0,612), инсулиноподобным фактором роста (r=0,436), интерлейкином – 3 (r=0,358), гранулоцитарно – макрофагальным колониестимулирующим фактором (r=0,408). Установленная нами зависимость между показателями цитокинов и массой плода при рождении еще раз подтверждает участие данных иммунологических параметров в фетальном росте и процессах развития трофобласта.

Следует также отметить, что состояние плода и новорожденного напрямую зависело от степени нарушения кровотока в системе мать-плацента-плод, причем сочетанное нарушение маточно-плацентарного кровотока и плодово-плацентарного кровотока вызывало более тяжелые последствия со стороны плода.

Таким образом, исход для плода и новорожденного при преждевременных родах зависел от степени нарушения адаптационных возможностей в фетоплацентарной системе, что позволило разработать критерии прогнозирования перинатальных исходов.



ВЕДЕНИЕ НЕОСЛОЖНЕННОЙ БЕРЕМЕННОСТИ
С ПОЗИЦИЙ ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ

Баранов И.И., Холин А.М.


Антенатальное наблюдение предполагает контроль состояния здоровья женщины, оценку здоровья плода и его развитие, скрининг на наличие заболеваний, анализ риска развития осложнений, предоставление советов и информации с целью подготовки беременной к предстоящим родам и уходу за ребенком. Доказательная медицина, как новая доктрина, получившая всемирное распространение, послужила толчком к критическому пересмотру всей медицинской практики с позиции доказанности.

В Советском Союзе в 60-70-х годах прошлого века сложилась достаточно специфическая система антенатального наблюдения, которая позволила решить ряд существенных задач того времени и прежде всего: снизить материнскую смертность и обеспечить переход к перинатальной направленности акушерской помощи. К сожалению, несмотря на изменившиеся политические, социально-экономические условия нового времени, значительный прогресс в медицине, базовые компоненты антенатального наблюденения изменений практически не претерпели. Общеизвестно, что процесс вынашивания беременности, в том числе неосложненной, превращается для женщин в бесконечную череду явок в женские консультации, сдачи многочисленных не всегда необходимых анализов и многократного прохождения не всегда оправданных исследований и консультаций врачей-специалистов.

При этом, несмотря на существенные, особенно в последние годы, экономические затраты по оказанию помощи женщинам и детям в нашей стране, Российская Федерация по основным качественным показателям, характеризующим репродуктивное здоровье нации, значительно отстает от развитых стран мира. Формализованная оценка степени перинатального риска, основанная на подсчете баллов, суммирования баллов по триместрам является неэффективной, часто приводит к необоснованным вмешательствам, не изменяя при этом перинатальные исходы. Недостаточно эффективными оказались строгий контроль веса беременной, рутинная пельвиометрия; выявление и профилактика анемии, обследование на ИППП.

Поэтому определение того минимума обследований, которым должна быть обеспечена женщина с физиологически протекающей беременностью, позволит не только освободить часть беременных от ненужных процедур, но и сконцентрировать силы и средства на помощи женщинам с осложнениями гестационного процесса.

Рутинное ведение физиологически протекающей беременности складывается из количества посещений врача и объема обледования. Каждое посещение врача должно быть оправданным и результативным, поэтому 10 посещений для первородящих и 7 для повторнородящих являются вполне достаточными для того, чтобы своевременно выявить возможные осложнения. Очень важно, чтобы во время каждого визита к врачу беременная получала крайне необходимую в этот период психологическую поддержку и качественное консультирование по всем интересующим ее вопросам, в том числе, касающимся образа жизни, питания, приема витаминов и микроэлементов, возможных дискомфортных состояниях, связанных с беременностью, подготовки к родам.

Определение объема рутинного скрининга представляет собой достаточно сложную задачу. С одной стороны, недопустимо недообследование беременных, но с другой – необходимость всех видов скрининговых исследований должна иметь доказательную базу.

Наиболее дискуссионными и сложными в поиске необходимого минимума являются три проблемы: 1.скрининг состояния плода (аномалии развития и функциональное состояние), 2.скрининг инфекций (кратность исследований и спектр инфекционных агентов), 3.раннее (доклиническое) выявление симптомов преэклампсии.

К сожалению, до настоящего времени в литературе нет четкого разграничения так называемой нормы беременности и патологии. Это также приводит к неоправданным диагностическим и лечебным назначениям.

Для оптимизации ведения физиологической беременности необходимо интегрировать наилучшие из доступных доказательств с целью принятия наиболее адекватных клинических решений. Эффективным направлением является разработка клинических протоколов ведения акушерских осложнений, консультирования беременных и их семей о неотложных ситуациях с целью регионализации помощи. Ключевыми аспектами при антенатальном наблюдении, представляющими ценность для пациентки, являются уважение, компетентность, коммуникабельность, поддержка, комфорт, обеспечение наблюдения постоянной группой людей.

Таким образом, действующая модель антенатального наблюдения требует пересмотра. Как отдельные компоненты, так и полный пакет антенатального ведения должны отвечать критериям эффективной скрининговой программы. В современных клинических рекомендациях по ведению физиологической беременности должны найти отражение современные взгляды на антенатальный уход, необходимость пересмотра отношения медицинского персонала ко многим рутинным процедурам, не имеющим доказательств своей эффективности, а также планирование наблюдения и обучения, учитывающие интересы беременной и ее семьи.



К ВОПРОСУ О ТАКТИКЕ ВЕДЕНИЯ И РОДОРАЗРЕШЕНИЯ
БЕРЕМЕННЫХ С МИОМОЙ МАТКИ

Баринов C.В., Зерова Л.А.
ОГМА РОСЗДРАВА, г. Омск


Актуальность. Сочетание миомы матки и беременности встречается у 0,4-4,0% женщин.

Цель: морфологическая оценка изменений в миоматозных узлах при беременности, усовершенствование тактики ведения и родоразрешения беременных с миомой матки.

Материалы и методы исследования. 48 беременным миомэктомия выполнена во время гестации, кесарево сечение - 237 беременным с миомой матки. Проводилось УЗИ, УЗДГ миоматозных узлов, гистологическое и иммуногистохимическое исследование удаленных миоматозных узлов (определение внутриклеточных ядерных прогестероновых и эстрогеновых рецепторов).

Результаты и их обсуждение. Произведена консервативная миомэктомия во время беременности 48 женщинам. Оптимальным сроком для миомэктомии при низкорасположенных узлах считаем 14 недель, при локализации в дне и теле матки – 18-20 недель. Типы кровотока в миоматозных узлах при беременности: периферический умеренный (ИР -0,565±0,03), периферический точечный (ИР-0,62±0,01), активный кровоток (ИР-0,65±0,01), умеренный диффузный (ИР-0,6±0,01), нарушения питания узла (ИР- 0,53±0,01) и нулевой кровоток. При перешеечной локализации миоматозных узлов (29,2%) наложены швы на шейку матки по Любимовой.

Произведено кесарево сечение 237 беременным пациенткам с миомой матки. У 30 объем операции расширен до ампутации матки при условии: возраст старше 40 лет, множественная миома матки, невозможность выполнения миомэктомии и удовлетворительное состояние новорожденного. Иммуногистохимические реакции выявили преобладание экспрессии прогестероновых рецепторов в ткани миоматозных узлов.

Выводы. Ведение беременных в сочетании с миомой матки требует тщательного динамического контроля. Миомэктомия при беременности является операцией выбора с целью уменьшения репродуктивных потерь. Миома матки не является показанием к расширению объема операции при кесаревом сечении.



ИССЛЕДОВАНИЕ ДИЗАДАПТАЦИОННЫХ РЕАКЦИЙ
СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ ПРИ ГЕСТОЗЕ В ЗАВИСИМОСТИ
ОТ ТИПОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ГЕМОДИНАМИКИ
И СУТОЧНЫХ ПРОФИЛЕЙ АРТЕРИАЛЬНОГО ДАВЛЕНИЯ

Баркан В.С.1, Баркан Т.М.2, Белокриницкая Т.Е.3
Россия, г. Чита,
1Областной консультативно-диагностический центр,
2Областная клиническая больница,
3Читинская государственная медицинская академия


Гипертензионный синдром, возникающий при беременности, – один из основных клинических признаков позднего гестоза. По данным ВОЗ, гестоз диагностируется у 2-8% беременных, составляя основную часть всех гипертензивных нарушений при беременности. В России гестоз осложняет 12-17% беременностей и занимает 2-3 место в структуре материнской и 2 место в структуре перинатальной смертности.

Цель исследования: Раскрытие особенностей дизадаптационных реакций сердечно-сосудистой системы организма беременной при гестозе.

Материалы и методы. Обследовано 132 пациентки, составившие группу наблюдения, в возрасте от 17 до 42 лет (средний возраст 26,3 года) и сроками беременности от 28 до 39 недель (средний срок беременности 31 неделя), основным проявлением гестоза у которых была артериальная гипертензия; степень гестоза соответствовала легкой или средней (8-11 баллов) по шкале Г.М. Савельевой. Контрольные группы составили 18 здоровых небеременных женщин в возрасте от 18 до 26 лет (средний возраст 23,2 года) (I контрольная группа) и 41 беременная женщина в возрасте от 18 до 36 лет (средний возраст 27 лет) и сроками беременности от 26 до 36 недель (средний срок беременности 27,6 недель) с нормальным АД в течение всей беременности и без сопутствующей соматической патологии (II контрольная группа). Во всех группах проанализированы спектральные показатели вариабельности ритма сердца (ВРС) в зависимости от типа центральной гемодинамики, определяемого по эхокардиографическим данным, и суточного профиля артериального давления.

Полученные результаты. Физиологически протекающая беременность сопровождается умеренной тахикардией как в дневное, так и в ночное время, нормотонией с недостаточным снижением систолического и диастолического артериального давления ночью, умеренной симпатикотонией (LF/HF – 1,1-1,68) и умеренным повышением гуморально-метаболических влияний (доля волн VLF в общем спектре 40-45%), что может быть охарактеризовано как напряжение процессов адаптации.

При анализе группы наблюдения выявлено 3 варианта течения гестоза: I (напряжение с неустойчивой адаптацией) – гиперкинетический или эукинетический тип ЦГД, преимущественно лабильные профили артериальной гипертензии, признаки гиперсимпатикотонии (LF/HF ? 3) и умеренное повышение доли очень низкочастотной компоненты спектра (VLF 4558%) по ВРС; II (перенапряжение адаптации) – эукинетический тип ЦГД, преимущественно стабильные профили артериальной гипертензии, признаки умеренной симпатикотонии (LF/HF 1,8-1,93) и умеренного повышения низкочастотной компоненты спектра (VLF 52-55%); III (срыв адаптации) – гипокинетический тип ЦГД, преимущественно стабильные профили артериальной гипертензии с ночным повышение АД, признаки подавления как парасимпатического (HF < 12-17%), так и симпатического (LF < 15-17%) влияния на сердечный ритм и выраженного повышения доли волн VLF (68-72%) по данным ВРС.

Вывод: сочетанное исследование типа центральной гемодинамики, суточного профиля артериального давления и спектрального анализа вариабельности ритма сердца позволяет проводить диагностику начальных процессов дизадаптации от фазы напряжения к срыву адаптации и выбирать адекватную тактику ведения беременности.



СЛУЧАЙ НАСТУПЛЕНИЯ БЕРЕМЕННОСТИ
ПОСЛЕ ЭМБОЛИЗАЦИИ МАТОЧНЫХ АРТЕРИЙ
У ПАЦИЕНТКИ С МИЕЛОБЛАСТНЫМ ЛЕЙКОЗОМ

Баркан Т.М., Бутунов А.А., Плоткин И.Б.
Россия, г. Чита, Областная клиническая больница


В последние годы все более широко для лечения симптомных миом применяется метод эмболизации маточных артерий. Это связано с внедрением и доступностью эндоваскулярной хирургии. В то же время по данным литературы еще достаточно мало информации о наступлении беременности у женщин после ЭМА. В нашей клинике метод используется с 2004 года. За это время проведено 38 манипуляций. Здесь мы представляем случай из нашей практики наступления беременности у пациентки с миелобластным лейкозом, которой в связи с миомой матки, осложнившейся менометроррагиями и хронической железодефицитной анемией, проведена была эмболизация маточных артерий.

Пациенка Д., 28 лет, с 1999 г. наблюдающаяся по поводу миелобластного лейкоза (стойкая ремиссия), поступила в гинекологическое отделение в связи с менометроррагиями, хронической железодефицитной анемией. При УЗИ выявлен миоматозный узел по правому ребру матки (интерстицио-субсерозная миома матки) с нарушением питания в узле. Под местной анестезией была выполнена двухсторонняя эмболизация маточных артерий эмболами поливинилалкоголя PVA 500. Постэмболический синдром выражен был умеренно. В результате прекратились менометроррагии, нормализовалась менструальная функция, уровень Hb увеличился с 88 г/л при поступлении до 121 г/л. При контрольном УЗИ, проведенном через 6 месяцев, миоматозный узел уменьшился на 53%.

Через 11 месяцев после ЭМА наступила беременность. На настоящее время беременность 33-34 недели, развивается нормально. В общем анализе крови - Hb 128 г/л, лейкоциты 9,8х10?, СОЭ – 27 мм/ч, патологических сдвигов в лейкоцитарной формуле нет. При УЗИ – беременность 33-34 недели, миоматозные узлы не лоцируются. При УЗДГ маточно-плацентарного кровотока признаков фетоплацентарной недостаточности не выявлено.

Таким образом, мы имеем еще одно подтверждение того, что ЭМА в репродуктивном возрасте позволяет надеяться на возникновение и развития беременности.



МЕСТНЫЕ АНЕСТЕТИКИ
И МАТОЧНАЯ АКТИВНОСТЬ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

Бархударян С.С.
Научно-исследовательский центр охраны материнства и детства,
Армения, г. Ереван


Цель исследования в изучении влияния местноанестезирующих средств на биопотенциалы матки беременных крыс.

Материалы и методы. Исследования проводились на 28 беременных крысах, полученных из питомника «Рапполово» РАМН. В течение 2-х недель животные находились в карантине. Беременным половозрелым крысам-самкам линии Вистар с исходной массой 180-210 г. на 20-21 день беременности (перед родами) вводили внутрибрюшинно испытуемые местные анестетики - лидокаин (10 мг/кг), наропин (2,5 мг/кг), маркаин (2,5 мг/кг). Окситоцин вводили после анестетиков внутривенно по 0,1 мл (0,5 ME). Животные контрольной группы получали внутрибрюшинно по 0,2 мл физиологического раствора. О моторной активности матки судили по величине амплитуды и частоте биопотенциалов миометрия, которые регистрировали с помощью 8-канального электроэнцефалографа EEG 8S (Венгрия) в острых условиях эксперимента in vivo. Электроды располагали биполярно. Два серебряных электрода вводили в область шейки матки, а индифферентный стальной электрод вводили подкожно. Крыс наркотизировали внутрибрюшинным введением уретана в дозе, обеспечивающей поверхностный наркоз. Регистрация амплитуды и частоты биопотенциалов матки проводилась до и после введения испытуемых препаратов непрерывно в течение 80 минут. Скорость движения ленты была постоянной и составляла 7,5 мм/сек. Перед каждым опытом проводилась калибровка прибора.

Результаты исследования. Результаты экспериментальных исследований по оценке изменений амплитуды и частоты биопотенциалов, отражающих сократительную деятельность матки беременных крыс, представлены в таблице.

Лидокаин в дозе 10 мг/кг после внутрибрюшинного введения не влиял на амплитуду сокращений. Что касается частоты, то она несколько снижалась по сравнению с исходным уровнем на 12,8% (р<0,05). Эти сдвиги наблюдались на 20-й минуте после введения препарата. Через 5 мин после введения окситоцина (0,5 ME) подопытным крысам на фоне лидокоина амплитуда биопотенциалов возрастала - на 20,2% (р<0,05) по сравнению с исходным уровнем, частота при этом достоверно не изменялась. Через 40 мин от начала опыта происходит нормализация биопотенциалов, они соответствуют исходному уровню.

Наропин в дозе 2,5 мг/кг через 20 мин после введения не оказывал влияния на амплитуду биопотенциалов миометрия, но вызывал угнетение частоты биопотенциалов (на 20%, р<0,05). Последующее введение окситоцина вызвало усиление амплитуды и частоты биопотенциалов - на 32,4% и 40,1%, соответственно (р<0,05). В течение 40 мин. эффект сохранялся. Через 60 мин после начала опыта происходит нормализация амплитуды и частоты биопотенциалов.

Через 20 мин после введения маркаина (2,5 мг/ кг) отмечалось угнетение как амплитуды (на 19,4%), так и частоты (на 21,8%) биопотенциалов матки. Окситоцин на фоне маркаина проявлял слабый стимулирующий эффект. В дальнейшем, к 40 минуту происходило возвращение биопотенциалов к исходному уровню.

Выводы:

  1. Лидокаин в данных условиях опыта не оказывал влияния на амплитуду сокращений, однако, несколько угнетал их частоту. Окситоцин на фоне лидокаина проявлял стимулирующее влияние на матку.
  2. Наропин, не оказывая влияния на амплитуду биопотенциалов, снижал их частоту. Окситоцин значительно проявлял утеротоническое действие на фоне данного препарата.
  3. Маркаин достоверно угнетал амплитуду и частоту биопотенциалов через 20 мин после введения. Окситоцин проявлял умеренный утеротонический эффект на фоне маркаина.


ОБЕЗБОЛИВАНИЕ РОДОВ СЕДАТИВНЫМИ СРЕДСТВАМИ,
АНАЛЬГЕТИ КАМИ И СПАЗМОЛИТИКАМИ

Бархударян С.С.
Научно-исследовательский центр охраны материнства и детства,
Армения, г. Ереван


В современном акушерстве наиболее целесообразными для обезболивания родов могут считаться методы и средства, которые не оказывают отрицательного влияния на организм матери, плода и новорожденного ребенка.

Наиболее часто используемыми анальгетиками для болеутоления в родах являются меперидин, фентанил, промедол, налбуфин, буторфанол (стадол), морфин.

Цель исследования состояла в изучении особенностей клинического течения родов в условиях сочетанного применения транквилизаторов (седуксен, реланиум), фентанила и спазмолитика миотропного действия (но-шпа, галидор).

Материалы и методы. Проводилась оценка боли по методике аналоговой болевой шкалы (ВАШ), кардиотокография, допплерометрия у 124 рожениц. У 327 рожениц изучены клинические особенности течения родов. Первородящих было 227 (70%), повторнородящих - 100 (30%). Группу сравнения составили 180 рожениц, из них первородящих - 120 и повторнородящих - 60 рожениц.

Результаты и их обсуждение. Показано, что при применении обезболивании родов средняя продолжительность родов составила 8,2±1,1 часа, у повторнородящих - 5,8±1,5 часа против 10,4±1,4 ч и 8,2±0,8 ч соответственно у первородящих и повторнородящих (p<0,05).

Длительность II и III периодов родов, частота и характер оперативных вмешательств, средняя величина кровопотери в последовом и раннем послеродовом периодах в сравниваемых группах не различались.

Оценка психосоматического статуса роженицы указывает, что данное сочетание веществ (фентанил в дозе 0,1 мг, но-шпа 40 мг и седуксен 10 мг) приводит к уменьшению психического напряжения, уменьшается внутреннее беспокойство и страх за исход родов, снижается психомоторное возбуждение. Выраженный аналгетический эффект отмечен у 82% рожениц, незначительное болеутоление у 12% рожениц и у 6% рожениц отмечен только седативный эффект в паузах между схватками.

Сократительная деятельность матки изучена у 84 рожениц по данным кардиотокографии. Не выявлено отрицательного влияния указанного сочетания веществ на маточную активность, состояние плода и новорожденного.

Заключение. Введение седуксена (реланиума) в дозе 10 мг внутривенно, фентанила - 2 мл (0,1 мг) внутривенно и но-шпы (или галидора) соответственно в дозе 40 мг или 50 мг внутривенно оказывает выраженный анальгетический, спазмолитический и седативный эффекты. Метод прост, удобен, не приводит к выраженным побочным эффектам. В настоящее время нет убедительных данных, что опиоиды, вводимые парентерально для аналгезии в родах, влияют на длительность родов или приводят к необходимости дополнительных акушерских вмешательств.



МАТЕРИНСКАЯ СМЕРТНОСТЬ:
ЧТО ОПРЕДЕЛЯЕТ СОВРЕМЕННУЮ СТРУКТУРУ?

Башмакова Н.В.. Каюмова А.В.
Россия, г. Екатеринбург, ФГУ «НИИ ОММ Росмедтехнологий»


Актуальность: несмотря на имеющиеся достижения в разработке вопросов теории и практики родовспоможения, до настоящего времени не снижается актуальность проблемы материнской смертности. По данным экспертной оценки, ежегодно более 70% случаев материнских смертей относится к предотвратимым и условно предотвратимым. Предотвратимыми причинами материнской смертности являются кровотечения, сепсис и гестоз.

Цель работы: выявить современные тенденции в структуре материнской смертности крупного промышленного региона.

Материал: 90 случаев материнской летальности, зарегистрированные в Свердловской области в период с 2002 по 2006 гг.

Результаты: по сравнению с РФ, где имеется постепенное снижение показателя материнской смертности, в Свердловской области он нестабильный, что позволяет отнести Свердловскую область к территории с нестабильным показателем МС.

Изучение первичной медицинской документации умерших женщин показало, что до 28 недель беременности после аборта погибли 25,6% (23) беременных, беременные пациентки до 28 недель составили 14,4% (13), а основную массу погибших занимают беременные с 28 недель (роженицы и родильницы) 58,9% (53) пациентки. В одном случае имело место смерть от внематочной беременности. Средний возраст пациенток составил 28,7 лет, из них юные – 5,5% (5), женщины старше 35 лет – 20% (18).

По динамике структуры за 5 лет наблюдения существенных изменений нет, структура остается нестабильной, также как и сам показатель материнской смертности. В основном женщины погибают после 28 недельного срока беременности, на втором месте смерть от абортов. Среди женщин, погибших от аборта, наибольший удельный вес занимает сепсис 69,6% (16 случаев).

Ведущей причиной материнской смертности за последний 5 лет являются кровотечения, причем основная доля приходится на срок после 28 недель беременности. В дальнейшем происходит расхождение приоритета причин. Если при общем анализе всех случаев материнской смертности второе и третье место делит ЭГП и септические состояния, а гестоз уходит на четвертое место; то при рассмотрении случаев летальности после 28 недель беременности на второе место выходит гестоз, на третье - ЭГП, а сепсис отодвигается на четвертое место. На основе изложенного материала можно сделать следующие выводы:

Внематочная беременность в структуре материнской смертности имеет минимальный удельный вес.

Сепсис преобладает в сроке до 28 недель беременности, что говорит о криминальном характере осложнения.

Экстрагенитальная патология, как причина материнской смертности, преобладает в сроке беременности после 28 недель 86,4% (19 случаев), что говорит о недостаточной работе амбулаторной службы.

Основными управляемыми акушерскими причинами материнской смертности являются кровотечения и гестоз.



РОЛЬ ПЕРИНАТАЛЬНЫХ ЦЕНТРОВ
В ПРОФИЛАКТИКЕ МАТЕРИНСКОЙ СМЕРТНОСТИ

Башмакова Н.В., Давыденко Н.Б.
Россия, г. Екатеринбург, ФГУ «НИИ ОММ Росмедтехнологий»


Актуальность: Демографический кризис в России, явившийся результатом социальных, экономических и политических потрясений, характеризуется устойчивой депопуляцией, старением населения и сверхвысокой заболеваемостью всех возрастных групп. В этих условиях сохранение здоровья рождающегося потомства является приоритетной задачей социальной политики и фактором национальной безопасности.

Основной показатель службы охраны здоровья матери и ребенка в УрФО: материнская смертность в течение последних трех лет находилась на высоком уровне (2004г. – 20,3, 2005 г. – 30,9, 2006 г. – 30,1 на 100 000 родившихся живыми), превышающим среднероссийский показатель. Анализ деятельности медицинских учреждений, изучение причин материнской смертности показали, что значительная часть летальных исходов связана с организационными нарушениями в системе службы родовспоможения, имеются значительные резервы повышения качества медицинской помощи, которые заключаются в организации сети перинатальных центров. Основная цель их – снизить материнскую и перинатальную смертность в регионе, обеспечить безопасное материнство и рождение здорового ребенка.

Цель работы: осуществление статистического мониторинга и анализ материнской смертности, разработка предложений по совершенствованию и развитию службы охраны материнства и детства.

Материал и методы: в УрФО организована сеть перинатальных центров, оказывающих консультативно-диагностическую, лечебную и реабилитационную помощь преимущественно наиболее тяжелому контингенту беременных женщин, рожениц, родильниц, новорожденных детей, а также женщинам с нарушением репродуктивной функции на основе использования современных профилактических и лечебно-диагностических технологий. В сеть перинатальных центров УрФО включены Тюменская область, имеющая на своей территории 3 перинатальных центра, один из них областной, Челябинская область – 3 (один - областной), ХМАО – 3 (один - окружной), ЯНАО – 2 и Свердловская область – 4 перинатальных центра (один из них федеральный – ФГУ «НИИ ОММ Росмедтехнологий»). Ведется строительство областных перинатальных центров в Курганской и Свердловской области.

Осуществляется взаимодействие между учреждениями охраны материнства и детства, а при необходимости и другими организациями здравоохранения; оперативное слежение за состоянием беременных женщин, рожениц, родильниц и новорожденных детей, нуждающихся в интенсивной помощи, обеспечивает своевременное оказание им специализированной медицинской помощи при выявлении осложнений. Неограниченная во времени неотложная и плановая консультативно-диагностическая, лечебная, реанимационная и реабилитационная помощь оказывается женщинам и детям высококвалифицированными врачами.

Благодаря оптимизации организации акушерско-гинекологической помощи в УрФО, применению современных технологий позволило снизить показатели материнской смертности по УрФО с 30,9 (2005 г.) до 20,3 (2007 г.) на 100 000 живорожденных.



Разное

larrow.gif (397 bytes)

rarrow.gif (398 bytes)

Главная страница сайта